where@spn.by

Этот разный инжир

Этот разный инжир

Инжир — это 100%-ный нишевый ингредиент. Его запах — ярко-зеленый, терпкий и при этом молочно-сладкий — никак не вписывался в классические представления о духах. И когда в 1990-х стали появляться маленькие фирмы, занявшиеся исключительно разработкой новых парфюмерных канонов, первое, на что они обратили внимание, был инжир.

Глеб Деев

Если вы еще не знаете парфюмера Оливии Джакобетти, то самое время с ней познакомиться. Потому что именно она создала два главных фи́говых аромата девяностых. В 1994-м появляется Premier Figuier французского Дома L’Artisan Parfumeur (история его началась с попытки сделать достоверный парфюмерный банан — и только в этом году им это более-менее удалось, но об этом как-нибудь в другой раз). А уже в 1996-м та же Джакобетти делает для другой французской независимой марки Diptyque другой инжир — Philosykos. Что удивительно: оба парфюма имеют отчетливую рифму инжира, но оба абсолютно разные по характеру, настроению и аудитории, которая от них без ума. Артизановский «Первый инжир» яркий, сандалово-сливочный, немного специевый из-за экзотического привкуса аюрведической асафетиды, придающей ему характерную шершавость. Диптиковский «Друг фи́гового дерева» (так можно с греческого перевести слово philosykos), как и все другие работы этой марки, размытый, прохладный, гораздо более политкорректный — и из-за этого нейтральный. Осторожный. Что ж, некоторых ведь можно и инжиром испугать.

Но в 1990-е все мы были сильно увлечены только появившимися новыми свежаками на основе вещества калон (Davidoff Cool Water, L’Eau par Kenzo, L’Eau d’Issey Miyake), поэтому инжирный тренд во всю мощь расцвел лишь в нулевых. И главным хитом этого времени стоит признать Pulp («Мякоть») шведской марки Byredo. Многие свое знакомство с нишей начали именно с этого него. Здесь инжир намеренно сладкий, с примесью яблока, цветов тиаре и черной смородины. Аромат, как и марка в целом, делит парфманьяков на два непримиримых лагеря: поклонников и хейтеров. Поклонники в Pulp очарованы красивым и нетривиальным, авангардным цветочным букетом на излете жаркого августовского дня, хейтеры слышат в нем борщ, мыло, рассол и гнилые фрукты. Подчеркну еще раз: наше обоняние настолько причудливо связано с мозгом, что мы способны сами себя регулярно удивлять восприятием вещей (духов), которые не входят в наш повседневный круг. Не упускайте возможность нюхать всё больше разных, пусть иногда и странных вещей. Ничто так не способствует развитию культуры чувств, как современная парфюмерия, за что честь и хвала ей.

Чуть раньше сделал свой инжир и главная звезда нишевой парфюмерии нулевых Пьер Гийом. В его именной линейке PG аромат на тему фиги, травы и сикоморы Jardins de Kerylos имеет номер 16 и выпущен в 2006 году. Для многих это образец современного минимализма в селективной парфюмерии. Ничего лишнего, только натуральная древесная зеленая свежесть, стакан парного молока на вручную сколоченном деревянном столе и суперсовременная экологичная архитектура. Духи, поражающие своей простотой. Как будущее в фильме «Гостья из будущего»: кругом зелень и тишина. И крокодил с миелофоном. Уже в наше время Гийом выпустил интерпретацию этого запаха под номером 16.1 Bois Naufrage («Дерево кораблекрушения»), где тема крокодилов (то есть размокшей древесины) заявлена гораздо сильнее, но этот аромат уже оказался сильно на любителя.

Практически только что российский нишевый бренд Cosmogony выпустил свой третий аромат Sacred Earth. Он тоже строится вокруг инжира. Здесь это сочная, очень спелая мякоть с хорошо узнаваемым молочным подтоном (но без кокоса!), окруженная свежим тонким гиацинтом и экзотическим водяным жасмином, лежащая на изящной подложке из светлого кедра и ветивера. Всё вместе производит впечатление внезапно нахлынувшей ледяной воды в знойном фи́говом саду. Идеальный баланс свежести и тепла, сладости и зелени, стойкости и воздушности. Попробуйте по возможности.

Нельзя пройти мимо абсолютно шедеврального Fig-Tea моей любимицы Патрисии де Николай. Этот аромат как будто специально создан, чтобы обливаться им в невыносимую жару. Легкий, свежий, фруктовый, но при этом со своим характером и с таким красивым шлейфом, что можно вокруг себя целый день ходить кругами. Забавно, но официальный сайт в качестве его нот (а стоит заметить, что все эти ноты — весьма условное дело, пишутся они маркетологами, а не парфюмерами, оперирующими химическими веществами со сложнопроизносимыми названиями) указаны османтус, жасмин и мате. То есть ни чая в традиционном смысле, ни инжира! Но он там есть однозначно, и он именно такой, как нужно. Не приторный, не липкий, а прохладный и растворенный в успокаивающем зеленом чае. Один из самых удачных ароматов у Патрисии, не требующий особых обонятельных навыков и помогающий не только насладиться летом, но и сохранить о нём самые приятные воспоминания.

Закрыть меню